Откуда мог взяться рутений-106

Откуда мог взяться рутений-106

Борис Жуйков, Наталия Демина
"Троицкий вариант" №24(243), 5 декабря 2017 года

Предисловие от редакции "Троицкого варианта"

Об обнаруженном 27-29 сентября французскими и немецкими специалистами выбросе рутения-106, произошедшем, очевидно, на юге Урала в конце сентября 2017 года, широкой российской общественности стало известно только в конце ноября. И как водится, мы узнали об этом благодаря публикациям в западных СМИ, основанным на данных мониторинга национальных служб радиационного контроля (ISRN и BFS). Скандал тлел с начала октября и разгорелся только сейчас.

В конце сентября в Европе уровень загрязнения варьировался от нескольких микробеккерелей (мкБк) до 5,5 миллибеккерелей (мБк) на куб. м. Французские эксперты предположили на основе компьютерного моделирования, что радиоактивный выброс произошел где-то на территории России, между Волгой и Уралом, а количество рутения-106 в точке выброса — от 100 до 300 терабеккерелей (ТБк) [1]. Немецкие специалисты считают, что выброс случился где-то на Южном Урале, оговариваясь, впрочем, что это могло случиться и где-то еще на юге России или в Казахстане [2].

В свою очередь Росгидромет, находящийся в подчинении у Минприроды РФ, утверждает, что своевременно сообщал об обнаружении радиоизотопа Ru-106 в своем еженедельном мониторинге о загрязнении окружающей среды. Так, в выпуске 6-13 октября [3] он сообщил о повышении уровня рутения-106 на своих постах на Южном Урале с 25 сентября (по данным "Тайфун" Росгидромета, загрязнение (суммарная бета-активность) составило 5,2×10-2-7,5×10-2 Бк/м3 [8]).

По данным Росгидромета, 26-27 сентября продукты распада Ru-106 были зафиксированы в Татарстане, 27-28 сентября облако загрязнений переместилось в Волгоград и Ростов-на-Дону. С 29 сентября его уже фиксировали страны Европы (n×10-3 Бк/м3). 2-6 октября Ru-106 был обнаружен в пробах аэрозолей в Санкт-Петербурге, и на этот момент концентрация Ru-106 в Европе снизилась до n×10-4 Бк/м3.

Столь стремительное распространение загрязненного облака с Южного Урала Росгидромет объясняет метеорологической обстановкой (смычкой двух антициклонов), "благодаря которой возникли условия для активного восточного переноса воздушных масс и загрязняющих веществ с территории Южного Урала и Южной Сибири в район Средиземноморья и затем на север Европы«.

Теперь руководство Росгидромета жалеет, что опубликовало данные по рутению-106 без указания предельно допустимой концентрации (ПДК), что, мол, вызвало некорректную, а иногда и преднамеренно недобросовестную интерпретацию этих данных некоторыми СМИ и общественными организациями. По данным главы Росгидромета Максима Яковенко, концентрация рутения-106 ни разу не превышала ПДК [4].

Стоит отметить, что еще 11 октября "Российская газета" опубликовала сообщение Росатома, согласно которому в России Ru-106 не обнаружен, кроме единственного пункта измерения в Санкт-Петербурге; на предприятиях Росатома радиоактивность в пределах нормы и соответствует естественному радиационному фону. Более того, газета со ссылкой на экспертов Росатома предположила, что следы рутения-106 ведут вовсе не на юг России, а в одну из стран на востоке Евросоюза, но мы не будем показывать на эту страну пальцем. Свои выводы эксперты основывали на том, что, мол, пробы аэрозолей показали наличие в России рутения-106 только в Санкт-Петербурге, в то время как "концентрация Ru-106 в воздухе над Румынией составляла 145 000 мкБк/м3, над Италией — 54 300, Украиной — 40 000, Словенией — 37 000, Польшей — 9 930 мкБк/м3» [5].

Получается, что Росатом и Росгидромет противоречат друг другу. Глава Росгидромета напомнил, что еще 20 октября руководство администрации Челябинской области провело специальный брифинг для СМИ, на котором подтверждался факт наличия рутения-106 в пробах, взятых Уральским управлением гидрометеорологической службы. Тут же журналистам пояснили, что концентрации Ru-106 "в сотни-тысячи раз ниже допустимой среднегодовой объемной активности и не представляют опасности для населения". Там же заявили о некоем "транзитном" происхождении рутения [6].

Предисловие подготовлено Наталией Дёминой

Что же могло произойти на самом деле? Своим анализом данных с выбросом рутения-106 с ТрВ-Наука поделился докт. хим. наук, зав. Лабораторией Института ядерных исследований РАН Борис Жуйков.

Борис Жуйков. Фото Игната Соловья

Последние месяцы Европа и Россия взбудоражены сообщениями о надвигающемся радиоактивном облаке рутения-106. Люди задаются вопросом: в чем же дело, что же произошло?

Обычная история. Как случается что-то связанное с радиоактивностью, специалисты, работающие именно в этой области, хранят молчание, а комментируют люди, которые кое-что слышали о радиоактивных изотопах, но на самом деле в этом не разбираются.

Мне пришлось в свое время работать с радиоактивными изотопами рутения, изучать их летучесть. В общем, дело понятное.

1. Как получают рутений-106?

Этот радионуклид (период полураспада — 374 дня) — продукт деления урана и получается при работе ядерных реакторов. На циклотронах его вовсе не получают, разговоры об этом — глупость.

Выход рутения-106 в продуктах деления — 0,4%, а другого, более короткоживущего радиоизотопа рутения — рутения-103 (период полураспада — 39 дней) — 3%. Химическое поведение обоих радионуклидов одинаково, и если второго изотопа не видно (как в данном случае), это значит, что рутений-106 выделился из старых продуктов атомного реактора года через полтора или даже несколько лет после наработки.

2. Как мог получиться выброс чистого рутения-106?

Чистый рутений-106 получают в небольших количествах для изготовления аппликаторов для лечения некоторых глазных заболеваний. Но объяснять появление огромного рутениевого облака какой-то переработкой этих медицинских продуктов нельзя. По оценке Института ядерной и радиационной безопасности Франции (IRSN) [1], выброс составил 100-300 терабеккерелей. Это огромная активность, никаких аппликаторов не хватит. Да и зачем их перерабатывать?

Еще одна утка: рутений появился в результате разрушения спутника. Но, по данным МАГАТЭ, в рассматриваемое время падений подобных спутников не происходило. Так в чем же дело? Почему не видно других продуктов расщепления урана?

Дело в том, что рутений обладает достаточно редким для металлов химическим свойством: он образует легколетучее соединение — тетраоксид рутения. Так что при нагревании ядерных отходов на воздухе до определенной температуры полетит только рутений. Есть и другие легколетучие продукты деления урана, например иод-131, но он уже распался (период полураспада — 8 дней); другой изотоп иода — иод-129 имеет очень большой период полураспада (16 млн лет), поэтому его активность крайне мала и на этом фоне не видна.

Таким образом, если выпаривать на воздухе водный раствор старых радиоактивных отходов или нагревать их в печи для остекловывания, то полетит только рутений-106 в виде тетраоксида. Такие долгоживущие радионуклиды, как стронций-90, цезий-137, в данных условиях не летучи и поэтому не выделяются при нагревании. Они появляются в воздухе либо при взрыве и выбросе твердого или жидкого вещества, либо при нагревании до гораздо более высокой температуры — при работе ядерного реактора. Существующие технологии переработки радиоактивных отходов, безусловно, предусматривают улавливание улетевшего рутения специальными фильтрами, но, видимо, в данном случае фильтры не работали.

3. Как распространяется рутений-106?

Попав в атмосферу, рутений будет осаждаться на частичках пыли уже в виде малолетучего диоксида. Распространение может быть довольно широким, и облако может распространяться далеко в соответствии с метеоусловиями. Частичное выпадение частиц приводит к повышенной концентрации радиоизотопа на поверхности в отдельных пунктах. Естественно, больше таких пунктов будет поблизости от того места, где произошел выброс, но рутениевые осадки могут случиться и довольно далеко от места аварии. Сам рутений-106 испускает только бета-частицы, но его распространение легко проследить по гамма-активности дочернего короткоживущего продукта распада — родию-106.

4. Где бы это могло произойти?

Рис 1. Начальное распределение активности рутения-106 согласно расчетам Института ядерной и радиационной безопасности Франции. Источник: www.irsn.fr ("ТрВ" №4(243), 05.12.2017)')"> Рис 1. Начальное распределение активности рутения-106 согласно расчетам Института ядерной и радиационной безопасности Франции. Источник: www.irsn.fr ("ТрВ" №4(243), 05.12.2017)" border=0 > Рис 1. Начальное распределение активности рутения-106 согласно расчетам Института ядерной и радиационной безопасности Франции. Источник: www.irsn.fr

На опубликованных картах видно (см. рис. 1 и 2), что облако начало свое распространение от Уральского региона. Из крупных ядерных объектов там расположено производственное объединение "Маяк", предприятие госкорпорации "Росатом" в г. Озёрске (Челябинская область). Не так далеко, рядом с Екатеринбургом, действует Белоярская атомная электростанция — также предприятие "Росатома". Большинство комментаторов подозревают в инциденте "Маяк", потому что именно там занимаются переработкой отработавшевого ядерного топлива (ОЯТ).

Рис. 2. Перемещение радиоактивных частиц, предполагаемое на основе опубликованных данных измерений. Источник: www.openrussia.org [9] ("ТрВ" №24(243), 05.12.2017)')"> Рис. 2. Перемещение радиоактивных частиц, предполагаемое на основе опубликованных данных измерений. Источник: www.openrussia.org [9] ("ТрВ" №24(243), 05.12.2017)" border=0 > Рис. 2. Перемещение радиоактивных частиц, предполагаемое на основе опубликованных данных измерений. Источник: www.openrussia.org [9]

Пункты с наибольшим загрязнением рутением-106, согласно опубликованному бюллетеню Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды России (Росгидромета) [8], — поселки Метлино, Аргаяш, Худайбердинск, Новогорный — находятся как раз в этих местах, в Челябинской области. "Маяк" отрицает причастность к аварии и выбросам. Это предприятие закрытое, несанкционированный доступ на любые его объекты строго запрещен, так что проверить их довольно трудно.

5. Насколько это опасно для населения?

Власти и специалисты говорят, что обнаруженные концентрации рутения-106 не опасны. Многие люди, памятуя Чернобыльскую историю, им не верят. Давайте разберемся детально.

Журналисты и некоторые экологи любят сравнивать уровень загрязнения с фоновым значением (как они говорят — обычным или нормальным значением). Это совершенно неправомерно. Если фоновое значение какого-то редкого вещества близко к нулю, то и тысячекратное превышение фона мало о чем говорит.

Дело вовсе не в наличии радиоактивности, а в уровне радиоактивности. Совершенно неправильно думать, что любая радиоактивность вредна. Какая-то радиоактивность есть везде и всегда. При малых дозах (и только при малых дозах!) количество заболеваний вовсе не пропорционально дозе облучения, скорее наоборот (радиационный гормезис). Человеческому организму необходим такого рода иммунитет, иначе он может погибнуть, например, после вспышек на Солнце.

Существуют нормы [10], они довольно жесткие и сделаны с большим запасом. Согласно этим нормам, для профессионалов, работающих с радиоактивностью и под постоянным контролем (лица категории А) норма предельного годового поступления в организм рутения-106 составляет до 1 100 000 беккерелей, на рабочем месте в воздухе его можно иметь не более 440 беккерелей на куб. м.

Для лиц категории Б — всего населения — нормы более жесткие: не более 36 000 беккерелей внутрь организма и 4,4 беккерелей на куб. м в среднем за год. Радиотоксичность рутения-106 выше, чем у цезия-137, но ниже, чем у стронция-90.

По опубликованным данным Росгидромета [8], которым нет оснований не доверять, максимальное зарегистрированное содержание рутения-106 в воздухе составило в п. Аргаяш 0,046 беккерелей на куб. м. То есть, чтобы получить дозу, предельную для населения, человеку надо вдохнуть как минимум около миллиона кубометров такого воздуха, а профессионалу — 100 млн м3. А человек вдыхает обычно нескольких тысяч кубометров в год… Либо нужно тщательно слизать рутений с наиболее активной поверхности (п. Метлино) на площади примерно 50 м2.

Но даже временное превышение предельно допустимой концентрации не так страшно. Ведь иначе весь центр Москвы, не говоря уже про Челябинск и Норильск, давно уже нужно было эвакуировать, так как там регулярно наблюдается многократное превышение предельно допустимых концентраций вредных химических веществ. И, с моей точки зрения, это гораздо более важная проблема. Но к радиоактивности у народа отношение особое — радиоактивность нельзя увидеть, понюхать и пощупать, поэтому она так пугает.

Значит ли это, что беспокоиться совершенно не о чем? Не совсем так. Безусловно, ни о какой эвакуации, даже из самых загрязненных мест, говорить не приходится. Но выпадение радиоактивных веществ может быть очень неравномерным, и тщательный контроль в зараженных областях необходим. И конечно, надо найти причины случившегося и исключить подобное в будущем.

Вопросы и ответы про рутений-106

На дополнительные вопросы читателей нашей газеты, появившихся после публикации статьи на сайте ТрВ-Наука, отвечает докт. хим. наук, зав. лабораторией радиоизотопного комплекса ИЯИ РАН Борис Жуйков. Беседовала Наталия Демина.

— Ваша статья о рутении-106, опубликованная на сайтах ТрВ-Наука и "Эха Москвы", вызвала большой интерес. Но в комментариях появилось много дополнительных вопросов, были и другие публикации, где эти проблемы подымались.

— Вопросов действительно у людей осталось много, они всплывали даже на крупнейшей конференции по изотопам (International conference on isotopes, 9ICI), проходившей недавно в Катаре.

— Давайте перейдем к этим вопросам. Вы утверждаете, что этот изотоп мог выделиться в результате какой-то нештатной ситуации в процессе переработки отработавшего ядерного топлива. Но во всех авариях на реакторах видели йод, стронций, цезий и изотопы других элементов. А здесь этого нет.

— Очевидно, характер аварии здесь был совершенно иной. Во-первых, это похоже не на выброс от работающего реактора, а выброс при переработке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Поэтому здесь нет одного из самых опасных радионуклидов — также легколетучего йода-131, он давно распался (период полураспада — 8 дней). Вообще, не видны радионуклиды ни со слишком малым периодом полураспада — они распались, ни со слишком большим — их активность слишком мала, чтобы заметить. Возраст этих отходов, по оценкам, от полутора до нескольких лет. Согласно расчетам, уже через год I-131 должен иметь активность в 1013 раз меньше, чем Ru-106, а, например, долгоживущий I-129 (период полураспада — 16 млн лет) — в 4×106 раз меньше, чем Ru-106. Но, конечно, малые количества других радионуклидов всё же могут присутствовать еще и из других источников, которые всегда есть.

А во-вторых, и это очень важный момент, здесь нет оснований говорить, что был какой-то взрыв с выбросом продуктов, не столь летучих в воздухе, — стронция-90, цезия-137 и 134 и др.

— Но почему повышение активности рутения наблюдается в самых неожиданных местах, довольно далеко от места предполагаемого выброса? А прямо рядом с "Маяком", в г. Озерске, ни о каких сильных загрязнениях не сообщается. Возможно, загрязнения просто скрыли и там требовалась эвакуация?

Улетучивание рутения-106 при нагревании

— Вполне вероятно, что сильных загрязнений там и нет, если не было больших выбросов в виде радиоактивной пыли, как это обычно случается. И как раз в данной ситуации должно было произойти гораздо более широкое распространение радионуклида. Чтобы это объяснить, придется сделать небольшой экскурс в химию рутения. При нагревании на воздухе жидкой фазы — расплава в процессе остекловывания — или при кипячении водного раствора рутений выделяется в виде оксида RuO4. (Именно так и получали чистый рутений-106 в Радиоинституте им. В. Г. Хлопина). Это соединение в макроколичествах довольно летуче даже при комнатной температуре (энтальпия сублимации всего 55 кДж/моль). Но в микроколичествах, при очень низких массовых концентрациях, что имеет место в данном случае, поведение соединений рутения сложнее.

Если по какой-то причине специальные фильтры не сработали, то этот газообразный продукт будет подниматься вверх по трубам и еще выше вместе с теплым воздухом. При понижении температуры наверху он будет адсорбироваться на различных аэрозольных частицах, которые всегда есть в воздухе. При этом тетраоксид RuO4 разлагается и переходит в не столь летучий диоксид — RuO2. Такая там химическая термодинамика сорбционного процесса (она совсем не описывается тривиальными представлениями "давление паров" и т. д.).

Если при этом не было никакого взрыва, большого выброса пыли, то сорбция будет происходить преимущественно на мелких аэрозольных частицах (размера порядка 1 мкм и ниже). Крупные частицы обычно выпадают быстро, а вот аэрозоли с мелкими частицами весьма устойчивы и могут перемещаться с потоками воздуха на большие расстояния.

— Но они всё же тоже могут выпадать на землю?

— Да, конечно, и это может происходить при разных обстоятельствах — например, при встрече воздушных потоков, завихрениях, перед горами (этим можно объяснить выпадания рутения-106 в Румынии, Италии — ветер в это время дул с Урала на юго-запад), а также при резком изменении температуры или просто вместе с осадками.

Неспециалисту это может показаться слишком сложным объяснением, но именно так и происходит. У меня ранее были работы по термохроматографии микроколичеств рутения в воздухе, аэрозольным транспортом тоже приходилось занимался.

— А другие элементы ведут себя не так?

— Совсем по-другому. Я систематически изучал летучесть микроколичеств практически всех элементов в потоке воздуха, это была важная часть моей докторской диссертации. Из продуктов деления урана с заметным выходом по активности при выдержке в несколько лет нет радиоизотопов других столь летучих элементов (есть только криптон-85, период полураспада 11 лет, но у него очень низкая радиотоксичность, практически нет гамма-излучения, он малозаметен и совсем не осаждается, а рассеивается в атмосфере). Даже ближайший аналог рутения — осмий, который тоже образует легколетучий тетраоксид, ведет себя несколько по-другому (но осмия всё равно нет в продуктах деления урана).

— Французский институт IRSN на основе моделирования предположил, что облако начало распространяться откуда-то между Волгой и Уралом, предположительно с Южного Урала. Но сообщают и об обнаружении активности в совершенно разных местах, например, в Санкт-Петербурге, теперь вот в Красноярске — совсем не по пути, как кажется.

— Есть еще одно обстоятельство, которое надо учитывать. Какие-то минимальные, не опасные выбросы радиоактивных веществ есть при работе любых ядерных и даже просто химических предприятий. И рядом с Санкт-Петербургом работает атомная электростанция, а под Красноярском ядерные отходы тоже перерабатывают. Чтобы установить, связана ли измеренная радиоактивность именно с данным выбросом, достаточно проверить, действительно ли там такой же спектр радионуклидов, т. е. довольно чистый рутений-106.

— Переработка ядерных отходов осуществляется на ПО "Маяк", но администрация всё отрицает. Даже приглашает журналистов и блогеров на "рутениевую экскурсию", чтобы люди приехали и сами ознакомились с ситуацией.

— Да, "Маяк" опровергает свою причастность. Но опровержение формулируется очень интересно: "На ПО "Маяк" в 2017 году источники из рутения-106 не производились, превышения поступления радионуклидов со стороны предприятия в атмосферу не зарегистрировано. Радиационный фон в норме. Дополнительно сообщаем, что работы по выделению 106Ru из ОЯТ (и изготовлению на его основе источников ионизирующего излучения) на нашем предприятии не проводятся" [12].

Это всё вполне может быть правдой, но вовсе не опровергает того, что рутений-106 мог выделиться не при его специальном производстве или изготовлении источников, а при других процессах. Вот если бы они заявили, что "не проводились работы, связанные с нагреванием ОЯТ на воздухе". Но они такого не сказали. Вряд ли журналисты и блогеры смогут оценить состояние фильтров и расследовать, когда они менялись — до или уже после того, как рутений был зарегистрирован в атмосфере. Сам выброс произошел достаточно давно, может быть, в этом месте его следы уже и найти очень трудно.

— Там утверждают, что если бы был выброс, то датчики на трубах его бы зарегистрировали.

— Вовсе не обязательно. Дело в том, что это наверняка был не кратковременный выброс, а постепенное испарение в течение многих часов. Фон есть всегда, а в данном случае еще должен был постоянно улетучиваться и бета-активный криптон-85, от него все равно никуда не деться — это инертный газ (и выход его больше, чем рутения-106). И на этом фоне рутений-106 вполне мог быть не виден, запросто! А гамма-спектрометры на трубах обычно не ставят…

Да и найти рутений уже потом, после того, как он уже почти весь улетел, было бы трудно.

— Можно ли говорить, что "Маяк" — единственный подозреваемый?

— Нет, так говорить, наверное, нельзя. "Маяк" — главный подозреваемый, но другие источники на 100% пока не исключены. Подозрения в отношении "Маяка" основываются на двух официально известных обстоятельствах: на этом предприятии занимаются переработкой отработанного ядерного топлива, и, по данным IRSN, облако начало продвижение из этого района. Всякие свидетельства блогеров из Озёрска мы во внимание не берем — это неофициальные данные. Но еще есть не так далеко Димитровград, где несколько лет назад производили рутений-106 в небольших количествах для медицинских целей, есть Белоярская АЭС, Балаковская АЭС. В Казахстане существует уже давно неиспользуемый Семипалатинский ядерный полигон, а в г. Актау реактор был остановлен в 1999 году, и рутения-106 там не осталось, он распался. Есть переработка ОЯТ в Железногорске (Красноярский край), но это далеко. Далеко и Китай.

Чтобы разобраться абсолютно достоверно, надо создать независимую межведомственную комиссию со всеми полномочиями, а не приглашать экскурсантов. Эта комиссия должна проверить и другие возможные источники.

— Но всё же давайте рассмотрим альтернативные версии. Вот говорят, что рутений-106 мог использоваться для термоэлектрических источников в спутниках.

— Ну и что же, что мог? Но он сейчас не используется, по свидетельству проф. А. Б. Железнякова (это не самый подходящий изотоп для данных целей). А я уважаю мнение специалистов. И что-то никаких падений спутников, по данным МАГАТЭ, в этот период там не было. А фантазировать можно сколько угодно. Я не понимаю такую логику.

— В некоторых СМИ появился комментарий членкора РАН, зав. кафедрой радиохимии МГУ Степана Калмыкова, в котором он предположил, что выбросы Ru-106 появились от медиков, которые используют аппликаторы с этим изотопом для терапии онкологических заболеваний. Не могли бы вы прокомментировать его слова?

— Что касается предположения, что этот рутений — от медиков, то это ошибка. По оценке ISRN (а других оценок просто нет), в воздух выброшено 100-300 ТБк рутения-106, или, в других единицах, — от 3 до 8 тыс. кюри. Глазные аппликаторы из серебра, содержащие рутений-106, которые, например, изготавливаются немецкой фирмой Eckert&Ziegler BEBIG, имеют активность 10-20 МБк, каждый — в отдельном контейнере, они все под учетом. То есть это надо было бы прокалить при температуре выше 960оС (температура плавления серебра) или растворить в азотке и тщательно прокипятить аппликаторы в количестве аж 10 млн шт., не меньше, причем бесконтрольно. Где столько пациентов с такими заболеваниями-то найти? Нет, это вообще не версия.

— А спутник?

— А это вообще какая-то странная версия, сродни той, как свалить всё на марсиан.

Никто о таких спутниках не слышал, никому не понятно, зачем там вообще использовать именно рутений-106, и никакие спутники не падали…

Ну, уж коли это стало официальной версией, наверняка какие-то "доказательства" теперь найдут, типа царапины на асфальте от марсиан.

— Можно ли сравнить данный выброс с Чернобыльской аварией, с Фукусимой?

— Нет, это вещи все-таки совершенно разного масштаба. Объем выбросов радиоактивности был примерно в 10 000 раз ниже, чем в Чернобыльской аварии, и в 100 раз ниже, чем на Фукусиме, но в нашем случае также более широкое рассеяние, что еще менее опасно.

— Звучит критика в ваш адрес, что вы недооцениваете радиационную опасность от этого инцидента. Тем более что сообщаются какие-то разные цифры о предельно допустимой концентрации (ПДК) рутения-106…

— Есть данные Росгидромета. Серьезных оснований, что они на порядки отличаются от действительных, нет, хотя неточности в несколько раз я допускаю. Если бы активность там была на порядки выше, то это и за рубежом бы почувствовали. Это максимальные значения, а среднегодовые будут еще во много раз ниже.

Есть современные действующие нормы радиационной безопасности НРБ-ОСП, они в открытом доступе. Действительно, в них имеется некоторая неопределенность: среднегодовая ПДК в случае рутения-106 разная для различных химических форм рутения и разных категорий населения: например, для лиц категории А (профессионалов) для тетраоксида рутения ПДК — 440 Бк/м3, для других оксидов и металла — 310 Бк/м3, для лиц категории Б — всего населения — 4,4 Бк/м3 для всех химических форм. Но это всё не так уж принципиально, потому что реальные измеренные в воздухе концентрации рутения-106 — на порядки ниже. И вообще, более корректно ориентироваться не на ПДК, а сколько радионуклида поступило в организм, — я такие оценки давал в статье. Получается, что в данном конкретном случае это все действительно безопасно.

— Как вы думаете, согласились бы с вашими словами о безопасности те, кто живет возле производства, виновного в выбросе? Легко говорить, когда вы живете далеко от места аварии.

— Я сам много лет жил и работал в Дубне, а теперь работаю в Троицке и имею дело с активностями на ускорителе, которые во много раз превышают то, что имеют жители того же Озерска, да и квартира, где живут внуки, рядом. Но это действительно безопасно, и у нас всё находится под жестким контролем. Я и мои сотрудники в нашем институте делаем, между прочим, радиоизотопы для медицинской диагностики и терапии, миллионы пациентов были продиагностированы и вылечены с использованием наших технологий.

Вообще, не надо пугаться радиоактивности, а надо считать и реально и количественно оценивать опасность. Не ходите же вы с броневым щитом на голове, чтобы уберечься от метеорита. Зачастую дозы пациентов при радиоизотопной диагностике ниже, чем при обычном рентгене. А результат — несравнимо лучше.

Еще раз повторяю, дело не в самом наличии радиации, а в ее уровне. Теория гормезиса — то, что радиация в малых дозах полезна, — действительно остается спорной, просто мало данных. Но что точно известно — при дозе ниже 10 бэр (бэр — биологический эквивалент рентгена), т. е. 0,1 Зв, никакого увеличения онкологических заболеваний нет. А это очень приличная доза. Вот и в Озёрске — на фоне того, что они имели и имеют, последний случай уже мало кого волнует, и никакой паники нет. Но радиоактивность не терпит дилетантизма: всё должно быть под строгим контролем независимых и честных специалистов — тогда всё будет нормально. Но к сожалению, так бывает не всегда, причем во всех областях деятельности.

Беседовала Наталия Демина

См. также:
"Необходима независимая комиссия" (выводы Б. Жуйкова на конец 2017 года).
Загадочный рутений (репортаж о пресс-конференции "Росатома" и представителя "Маяка").


1. Detection of Ruthenium 106 in France and in Europe: Results of IRSN's investigations
2. Low concentrations of ruthenium-106 detected in Europa
3. Первоначальная на 20 ноября 2017 года и измененная таблица Росгидромета.
4. Росгидромет изменит форму отчетов мониторинга в РФ после ситуации с рутением-106 Интерфакс. 23 ноября 2017
5. У себя искать не пробовали? Российская газета. 11.10.2017
6. Росгидромет не скрывал информацию о повышении уровня рутения-106
7. Рутений-106 не применяется на спутниках, сообщил эксперт РИА Новости. 21.11.2017
8. БЮЛЛЕТЕНЬ о радиационной обстановке на территории России в сентябре 2017 г.
9. Пути изотопа. Над какими городами России прошло радиоактивное облако. Открытая Россия. 21 Ноября 2017
10. Нормы радиационной безопасности (НРБ-99/2009). Санитарные правила и нормативы (СанПиН 2.6.1.2523-09). Государственное санитарно-эпидемиологическое нормирование Российской Федерации. Москва, 2009.
11. Detection of ruthenium 106 in France and in Europe. Results of IRSN's investigations.
12. ПО "Маяк": Источник выброса рутения-106 следует искать не в России. Российская газета. 21.11.2017.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: